Другие Разделы

     Назад в главное меню

 

     Группа
     Биография
     Награды и номинации

 

     Видео
     Аудио
     Мультимедиа
     Галерея

 

     Лирика
     Перевод лирики
     Смысл песен
     Аккорды
     Мифические песни

 

     Дискография
     Видеография
     Сканы дисков
     Список всех песен

 

     Статьи
     Концерты
     Официальные письма
     Анекдоты

 

     Форум
     Гостевая
     Исповедь
     Ссылки
     Создатели
     Карта

 

     Log in

Другие Разделы

VH1 Интервью (2002)


Источник: ссылка
Перевод с английского языка Djambulad West

Новая работа, по-видимому, принесла The Cranberries немного столь необходимой радости. Их новая запись оказалась торжеством жизни. Долорес О`Риордан и Фергал Лоулер рассказывают о факторах, приведших к созданию Wake Up and Smell the Coffee.

Не стоит расспрашивать Долорес О`Риордан из Cranberries о ее нервном срыве, или о том, каково быть 29-летней сладкоголосой сиреной с четырьмя мультиплатиновыми альбомами на счету. Если о чем она и хочет рассказать, так это о ее новом проекте – первом послеродовом для Долорес диске ирландского квартета, Wake Up and Smell the Coffee. Долорес и барабанщик Фергал Лоулер побеседовали с представителем MTV.com Йоном Вейдерхорном, и рассказали, как погоня за успехом едва не свела их с ума, и как появление собственных семей привело к самому беззаботному альбому этой молодой группы. Вот их мысли…

VH1: Wake Up and Smell the Coffee это что-то вроде предостережения. У вас было откровение? Что появилось сейчас, чего не было раньше?

Фергал Лоулер: Осознание того, что жизнь это не только работа, работа, работа. Жизнью можно наслаждаться. У вас есть только один шанс, и будет слишком поздно, когда в шестьдесят или семьдесят лет вы обернетесь и скажете: «Я должен был сделать то, должен был сделать это». Следуйте своему сердцу.

VH1: Вы были помешаны на работе. А что переполнило ваше терпение, после чего вы сказали: «Эй, это уже слишком. У меня нет собственной жизни»?

Фергал: Это было в Штатах, пару недель нашего американского тура. Мы вчетвером сели за кулисами, и спросили друг у друга, как мы себя чувствуем. Все согласились, что мы уже не испытываем удовольствия.
Долорес: Вы также можете определить направление наших мыслей по текстам песен. В 1996-м, когда вышел To the Faithful Departed, я внезапно осознала, что много людей умерло, а я даже не была на их похоронах. Моя бабушка умерла, и я не смогла присутствовать на ее похоронах, потому что была в туре. Это был грустный тур. И все песни получились грустными. Большую часть публики привлек именно этот альбом, потому что они тоже теряли своих близких, но это было слишком тяжко. Мы не выдержали и сломались прямо в середине тура.

VH1: В прессе были сообщения об истощении, отмененных выступлениях. У вас был упадок сил или что в этом роде?

Долорес: У меня был срыв, меня осматривал психиатр. Когда подписаны контракты на крупные туры, и билеты распроданы на месяцы вперед, на кону стоят большие деньги. И очевидно, что деньги очень важны для людей во всем мире. Они тяжело работают, чтобы подготовить шоу, билеты расходятся, и весь мир в предвкушении. Это невероятное давление. Ты чувствуешь себя плохо, но думаешь: «На кону миллионы. Если я отменю тур, эти люди потеряют все свои деньги». Ты усердно работаешь посреди всего этого, чтобы продвинуться вперед. Но физически ты опустошен. Я была такой худой. Весила около 90 фунтов (чуть меньше 41кг – прим. пер.) при полном нервном истощении. Было много слухов…она такая худая, у нее анорексия. Но я продолжала: «Нет, нет, нет, у меня действительно депрессия. Я хочу домой. Пожалуйста, пожалуйста, избавьте меня от общественного внимания, не надо камер. Дайте мне уйти». А люди говорили: «Ты в порядке. Давай поднимайся, и пой». Это было жуткое время. Большинству людей просто нет до тебя никакого дела. Так что я просто уехала с мужем на крошечный Карибский остров, где был только один магазин.

VH1: Похоже, это помогло. Я так понимаю, это была очень удачная запись.

Фергал: Ну а то! Каждый из нас расслабился. Мы записали восемь или девять песен в первый период, когда Долорес была беременна. Я бы сказал, они получились более мягкими. Потом мы взяли перерыв, когда у Долорес появилась дочь. Затем в апреле мы вернулись в студию и сделали более тяжелые вещи.

VH1: Забавно, что вы стали делать более громкие песни после появления ребенка. Хотелось выпустить пар после бессонных ночей?

Долорес: Я не могла по-настоящему исполнять рок-песни, потому что у меня кое-что было внутри. Трудно использовать мышцы живота, когда у вас внутри сидит ребенок. Я не хочу, чтобы несчастный ребенок думал: «Что это там моя мама делает, что все вокруг трясется»? Но дети, конечно, чувствовали ритм и тому подобное.

VH1: Это видно на альбоме. Есть большая разница между спокойными и утонченными песнями, и когда вы врубали рок.

Долорес: Когда ты беременна, то ощущаешь некое внутреннее спокойствие. И ты полностью поглощена этим. Когда муж говорил мне что-нибудь, я часто только переспрашивала: «Что?» Мы словно в сказке, потому что постоянно будто на небесах, понимаете? Именно это отражается в твоем голосе, твоей душе, то, что ты как будто на небесах. И это очень большой кайф.

VH1: Первый сингл, «Analyse», как будто говорит: «Если ты слишком погружаешься во что-то, то это разрушается.» Как считаете, вы слишком много анализировали в прошлом?

Долорес: Совершенно верно. Моя первая беременность прошла гораздо тяжелее, чем вторая, потому что я слишком много задумывалась, что следует делать, а чего не следует. Это как ваш первый роман. Вы напоминаете параноика, но как только вы перестаете обдумывать все подряд и просто следуете своему сердцу, вы действительно получаете удовольствие. Это то, что вы изучаете, еще не имея достаточного опыта. И я рада, что сейчас пришла к этому, потому что теперь я наслаждаюсь жизнью как никогда раньше.

VH1: И какие же мелочи жизни теперь доставляют вам больше радости?

Долорес: Да просто выйти на улицу, лечь на траву, и любоваться облаками, фантазируя на что похожи их очертания. Понимаю, это может звучать ужасно, но в “Never Grow Old” строчки “Birds In the sky/ They look so high” взяты из личного опыта. Я гуляла по сельской дороге с детьми в коляске. Моя малышка уснула, а сын не спал. Я посмотрела на них и подумала: «Господи, этот момент прекрасен. Я надеюсь, он никогда не кончится». Я смотрела на детей, и меня вдруг осенило, и я как бы стала моей собственной матерью, а моя дочка – мной. Я внезапно подумала: «Здорово! Я ведь создаю новое поколение…» Я даже испугалась. Ведь это означает: «Я больше не ребенок». Но я вспоминала свое детство, я тоже сидела в коляске и бывало смотрела вверх. Я смотрела на небо, и кругом летали птицы. Я думала: «Эти птицы, они такие счастливые». Они просто порхали, то просто так, то червячка какого-нибудь съедят, и так беззаботно. Я думала: «У птиц замечательная жизнь. Никаких стрессов». Иногда, когда я чувствую напряжение, то смотрю на птиц, и это помогает. Мои дети словно распахнули двери, и вернули меня в детство на несколько минут, и это было здорово. Многие взрослые пытаются вернуть эту прекрасную наивность и свободу. Это что-то неземное, когда вы ощущаете вспышку из своего детства.

VH1: Ваш возраст, это то, насколько вы себя чувствуете?

Долорес: В этом году мне исполняется тридцать, это забавно. Когда мне было 20, я чувствовала себя на 30. Теперь мне 30, а чувствую я себя на 20. Раньше, когда мы много работали, я всегда ощущала себя старше. Теперь чувствую моложе. Это неспроста, теперь я могу расслабиться и наслаждаться жизнью. Мне 29, у меня уже двое детей. Я семь лет замужем. Для меня сейчас как бы началась моя собственная семья. Я в порядке, и мне все нравится. Думаю, так и должно быть.

Случайные записи



Количество просмотров - 1,694 раз | Версия для печати Версия для печати
Опубликовано 29.01.2010 в категории Статьи | Нет комментариев
Cтатью разместил Dess


Оставьте комментарий