Другие Разделы

     Назад в главное меню

 

     Группа
     Биография
     Награды и номинации

 

     Видео
     Аудио
     Мультимедиа
     Галерея

 

     Лирика
     Перевод лирики
     Смысл песен
     Аккорды
     Мифические песни

 

     Дискография
     Видеография
     Сканы дисков
     Список всех песен

 

     Статьи
     Концерты
     Официальные письма
     Анекдоты

 

     Форум
     Гостевая
     Исповедь
     Ссылки
     Создатели
     Карта

 

     Log in

Другие Разделы

Dolores O’Riordan о любви, войне, бизнесе и музыке (1996)


Дата публикации: 1996
Источник: МО

Долорес О’Райорден 24 года, но на вид ей не дашь и 16. Правда, девочка-подросток – это только на первый взгляд. Ее трезвые и довольно резкие рассуждения о жизни, музыке и бизнесе многим не нравятся, и уже редко кто вспоминает, что когда-то ее называли маленькой ирландской феей. Как, впрочем, уже никто не вспомнит и о том, что голос Долорес сначала постоянно сравнивали с голосом ее соотечественницы Шинейд 0′Коннор. Но после ошеломительного успеха альбома “No Need То Argue” The Cranberries yже больше ни с кем не путают.

- Быстро же ты превратилась из эльфа-беспризорника в сварливую суку!

- Неправда, никогда не смогла бы кого-то обидеть. Это обычная зависть, ведь 24-летних женщин, которым удалось добитьсятого же, что и я, по пальцам можно пересчитать. Причем меня никто не опекал. Несколько лет назад я повстречала троих парней и ушла с ними из дома. Мне приходилось очень много работать, и не было времени обращать внимание на тех, кто вел себя со мной по-скотски, а все потому, что они мне завидовали.

- Помнится, во время одного интервью ты встала и ушла после того, как тебя спросили, зачем ты покрасила волосы. Глупый, конечно, вопрос, но можно было, например, рассмеяться.

- Иногда говоришь с журналистами и думаешь, что они просто не хотят найти правильный тон. Им гораздо интереснее выставить тебя эдакой дурой. Ну а поскольку я не поддаюсь, они продолжают задавать тупые вопросы. Это ужасно неприятно, особенно если журналист – женщина. Тогда я обычно говорю: “Огромное спасибо, милочка, что зашла. Мне очень жаль, что ты напрасно потратила время, но я уж лучше сделаю, что-нибудь полезное – пойду вон кошку вымою”. А она все о своем, и смотрит как-то странно. Может, за это меня называют сукой.

- В детстве Долорес очень любила Элвиса Пресли. Она рассматривала его фотографии и считала Богом. Долорес и теперь считает его королем. Она очень хорошо помнит день, когда мама рыдала на кухне: “Он умер, умер”.

- Я ее спрашиваю: “Кто умер-то, наш пес, что ли?” “Нет, – отвечает. – Элвис!” Тогда вся Ирландия буквально с ума посходила. Смотришь иногда его видеозаписи, как он спускается к зрителям и целует их, как вытирает лоб полотенцем и отдает его своим фанам. Он был настоящим королем.

- Родители хотели, чтобы ты стала певицей?

- Мама знала, что я люблю музыку, и у меня есть способности. Она хотела, чтобы я стала учителем музыки, и отправила меня учиться. На это ушло десять лет. Мама мечтала, чтобы я получила диплом, но я сбежала и стала выступать в группе.

- Ты седьмой ребенок в семье. Тебя, наверное, страшно баловали?

- Вовсе нет. Мама больше любила моих братьев. Это типично ирландская черта. Дочерью быть очень сложно. Боязнь, что забеременеешь, и все прочее. Мама со мной всегда была строга: дважды в год мне разрешалось ходить на дискотеки, но обязательно в сопровождении братьев. Танцуешь с парнем, а они ходят вокруг и шипят: “Это кто? А где у него руки?” Возможно, они от многого меня спасли. Хотя постоянное общение с таким количеством братьев накладывает свой отпечаток. Я, например, всегда готова к драке. До сих пор. С годами внезапно понимаешь, как ты похож на родителей и как плохо с ними обращаешься. Они привели тебя в этот мир, а ты принимаешь это как нечто само собой разумеющееся и так по-свински себя ведешь. Может, поэтому Господь не дарует мне материнства. (После паузы) Я люблю детей, но думаю: “Зачем им в этот ужасный мир?” Хотя понимаю, сколько счастья могут дать дети. Так что иметь или не иметь детей – непростой вопрос.

- Ты могла бы стать хорошей матерью?

Думаю, да, потому что многое повидала. Я буду с ними много разговаривать, постараюсь стать им другом. Хотя поначалу все так говорят. А потом начинается: “Никуда ты не пойдешь! Сейчас же надень двадцать шапок и сорок шарфов! Не занимайся сексом и попробуй только залететь!” Бывает, дети начинают ненавидеть своих предков, но потом становятся друзьями – родителям сложно привыкнуть к тому, что их дети быстро взрослеют. Это происходит инстинктивно, и тебе приходится бороться и доказывать, что ты способен отвечать за свои поступки. И чем раньше тебе это удается, тем лучше, тем скорее родители начнут доверять тебе и будут уверены, что ты не исковеркаешь свою жизнь.

- Ты ушла из дома в 19?

Да, но не для того, чтобы одновременно жить с тремя парнями. Только с одним. Во грехе.

Выросла Долорес в религиозной семье, но каждое посещение церкви было для нее невообразимой мукой: она то засыпала на лавке, то вдруг начинала наигрывать на органе композиции Ника Кершо. Когда ей напоминали, где она находится, Долорес обиженно забивалась в угол. Последний раз она была в церкви в 18 лет.

Первый же опыт взрослой жизни принес Долорес мало радости – она жила в постоянном страхе. И даже когда от любви не осталось и следа, она не в силах была уйти от человека, имя которого она так и не назвала. Боялась.

- Те три года были самыми ужасными в моей жизни. У The Cranberries дела шли великолепно, а мне было страшно возвращаться домой, к этим бесконечным ссорам и скандалам и к человеку, превращавшему мою жизнь в кошмар. Н тогда понятия не имела. что значит быть по-настоящему любимой. Это было мое первое увлечение, первый мужчина. Боялась, что если лишилась девственности, то никто, кроме него, со мной спать уже не захочет и замуж не возьмет. Бред какой!

Когда же Долорес удалось все-таки расстаться с этим тираном, она думала, что больше никогда не свяжется ни с одним из этих уродов, чуть не стала мужененавистницей.

О тех годах Долорес говорит так спокойно, потому что теперь она счастлива. В июле 1994 года она вышла замуж за своего гастрольного менеджера Дона Бартона.

- Я хотела, чтобы день нашей свадьбы длился вечность. Когда на душе паршиво, я достаю фотографии… В наше время не очень модно жениться. Многие просто не понимают, как это может быть здорово.

- Песня “Will You Remember” об этом?

- Не совсем. Однажды я ехала встречать мужа в аэропорт и думала, обратит ли он внимание на те мелочи, которые я сделала специально для него: помада, прическа, наряд, все то что мужчины обычно не замечают…

- Успех не вскружил голову?

- Тяжело было после выхода нашего первого альбома, когда мы вернулись в Ирландию и начали работать над следующим диском. Потом стало полегче. После выхода “Linger” я мало обращала внимания на то, что про нас пишут, теперь же я вообще не читаю свои интервью. Устала от них. Надоело слушать собственные рассуждения. Сначала несколько удивляет: и чего это людям так интересно в тебе, а потом начинаешь сомневаться. Мне помогли с этим справиться Боно и Лучано Паваротти. Как-то они сказали мне, что и им пришлось пройти через это и что. если вдруг меня начнет заклинивать, я могу им позвонить и они помогут мне с этим справиться.

Но самыми близкими для Долорес людьми по-прежнему остаются ее коллеги по группе. Именно от них она в первую очередь ждет поддержки и помощи. – С ними происходит то же самое, что и со мной. Поэтому мы всегда поймем друг друга.

- Ты когда-нибудь лжешь в своих песнях (а большинство текстов пишет сама Долорес)?

- Нет, может, только несколько утрирую свои эмоции. Тексты – это всегда личное восприятие личный опыт и переживания.

В одном из предыдущих номеров “МО” мы уже рассказывали историю создания песни “Zombie”, благодаря которой группа стала так популярна во всем мире. У них много песен, осуждающих войну в Северной Ирландии и Боснии. Больше всего Долорес жалеет детей, видящих вокруг себя только боль и смерть, у которых нет ни малейшего шанса на счастливую жизнь.

- Я поняла, что мир, в котором мы живем, очень несовершенен и никогда не будет нас устраивать. Никто не сможет стать абсолютно счастливым – слишком много вокруг горя и боли.

- Ты достаточно цинично отзываешься о мире шоу-бизнеса.

- Не удивительно. Там значение имеют только деньги.

- Ну, тебя-то многие считают весьма удачливой бизнес-леди.

- Когда мы только начинали, нам очень не хотелось вдаваться в подробности бизнеса. Но пришлось. Можно ведь и без гроша остаться. Жизнь очень несправедлива.

Это пока участникам The Cranberries не грозит, а сама Долорес признает, что здорово быть материально обеспеченной: хочешь – дом построишь, хочешь – машину купишь, ну и одежда конечно, что же еще нужно женщине? “А вообще-то деньги – это просто бумага”.

- О чем ты сейчас мечтаешь?

- Надеюсь, что к 35 создам что-нибудь достойное. Что жить буду счастливо, в любви. Что детям не нужно будет страдать, но этого никогда не будет.

- Как ты думаешь, у тебя есть ангел-хранитель?

- Должен быть. Ведь я еще жива!

Случайные записи



Количество просмотров - 1,842 раз | Версия для печати Версия для печати
Опубликовано 29.01.2010 в категории Статьи | Нет комментариев
Cтатью разместил Dess


Оставьте комментарий