Другие Разделы

     Назад в главное меню

 

     Группа
     Биография
     Награды и номинации

 

     Видео
     Аудио
     Мультимедиа
     Галерея

 

     Лирика
     Перевод лирики
     Смысл песен
     Аккорды
     Мифические песни

 

     Дискография
     Видеография
     Сканы дисков
     Список всех песен

 

     Статьи
     Концерты
     Официальные письма
     Анекдоты

 

     Форум
     Гостевая
     Исповедь
     Ссылки
     Создатели
     Карта

 

     Log in

Другие Разделы

Автобиография Долорес О’Риордан (1994)


дата публикации: 1994

В детстве я была как мальчишка. Мне казалось, что меня недооценивают, но я знала, что внутри я сильна и при этом всегда выбирала для себя все мальчишеское. Для меня, растущей в католической семье, мальчишки всегда казались более дееспособными, а девчонкам полагалось быть более сдержанным во всем. Поэтому наиболее привлекательным для меня тогда было быть мальчишкой, мало того, в детстве я была просто таки бунтаркой и привыкла проводить все свое свободное время на улице с пятерми моими братьями, все девическое мне было непривлекательно. Думаю, это отрицательно отразилось на мне, когда я повзрослела, ведь все время я находилась в мальчишеском коллективе и в какой-то степени привыкла к этому.

Я росла и развивалась по очень странному пути, почти все свое время проводя на природе, в поле, но тогда я действительно была счастлива. Родители не очень-то нянчились с нами, давали нам много свободного времени. Мне – младшей сестре, ничего не оставалось, как гулять с моими братьями, а они, в свою очередь, всегда пытались отделаться от меня, закидывая меня чем попадет под руку, а затем бросали меня умирать в поле. Так почти все свое детство я провела в одиночестве, вне дома. Полагаю, что с какой-то стороны, это было хорошо, ведь на меня никто не влиял, и я сама воспитывала в себе личность и чувство своего собственного достоинства.

Но, пришли годы взросления. Тогда я вызывала отвращение у самой себя, да еще мама время от времени наставляла меня. Мне было всего 13 и это время было для меня ужасным. В доме я была единственной девушкой, после того, как моя старшая сестра вышла замуж и уехала жить в Лондоне. Я просто напросто не хотела становиться женщиной, не желала ходить с жирными отвисшими боками!
По-моему, я так и не поняла, что значит быть девушкой, до тех пор, пока мне не исполнилось 18. Теперь меня не так уж и волновало, что обо мне подумают парни. Быть может я казалась им привлекательна или, быть может, выглядела “плоской”, как доска, для меня это уже не имело особого значения.

Я все думала: “Боже, так зачем же я живу. Если только для того, чтобы угождать мужчинам, находясь на привязи – ну уж нет, это не для меня. Я уж лучше буду сидеть в спальне или ходить на церковную службу с мамой. Так будет куда веселей.”

И несмотря на то, что я постоянно была в окружении парней, я никогда не старалась произвести на них впечатления, не делала шикарных причесок и тому подобное, в мыслях даже не было надеть платья. Мне казалось, что так удобнее играть в футбол. И вместе с тем, я довольно неплохо ладила с другими девчонками, потому что многие из них были чем-то похожи на меня. Вы даже не представляете себе, как некоторые девушки в 16 лет стараются быть привлекательными, готовы идти на немыслимые поступки и даже если то, что они делают, сделает их несчастными.

Став старше, я все равно не желала носить коротких юбок, не пыталась показать свою сексуальность. Для меня это не имело смысла, ведь на протяжении уже долгого времени я видела в себе парня, предпочитая носить джинсы с футболкой. Я не могла понять суть!

Сейчас я уже немного постарше и посмышленее, поэтому, без доли сомнения, могу утвердить мою женскую сущность и не могу не сказать, что сексуально привлекательна. Полагаю, что довольно неплохо выгляжу и могу немного пользоваться этим, но только чуть-чуть! Некоторые, недостаточно духовные люди уж слишком пользуются их красотой, вплоть до неприличия. Ваша духовная осведомленность поможет вам выбрать правильный жизненный путь. Что касается меня, то я всегда обожала и хотела петь, начав голосить сразу же после того, как научилась говорить. Да и моя мама тоже всегда пела в доме, и чесно говоря, я этого не замечала до тех пор, пока мне об этом не сказал мой бой-френд, впервые придя ко мне домой.

Я начала сочинять и писать песни в 12 лет. Очень забавно сейчас вспоминать о них. До сих пор не могу поверить, что могла такое написать. Песни написаны на уровне 20 летнего человека. Я всегда воспринимала все всерьез, близко к сердцу, а моя внутренняя жизнь была, как борьба.

Наш басс гитарист часто советует мне вспоминать о том, что мне 22, а не 32 года. Но я не могу быть другой, да и потом мне нравиться быть естественной. Песни, написанные мной в детстве, о мальчишках. Мне не нравилось быть девчонкой. У меня был небольшой синтезатор Yamaha и хлипкая драм машина.

Припоминаю, однажды, мне захотелось сочинить какую-нибудь лирическую песню [Calling]. Я тогда вспомнила одного парня, который мне действительно нравился, но он был старше меня на 10 лет и должно быть воспринимал меня как малое дитя. Однажды он обнял меня, но большего между нами не было, он так и не понял, что действительно его любила. А вообще-то в том возрасте, в котором я была, никогда не знаешь чего действительно хочешь.

Войдя в состав The Cranberries [Cranberry Saw Us], я все еще училась в школе. Мои родители были решительно против моего выбора, желая, чтобы я сначала окончила школу и поступила в университет. Тем не менее, я настояла на своем, сказав, что хотела стать певицей с раннего детства, а эти парни ищут кого-то, вроде меня. Таким образом, я присоединилась к ним и мы начали репетировать по воскресениям.

Басс-гитарист [Майк] просто рассмеялся, впервые увидев меня. Он не раз спрашивал меня: “Да кем ты себя возомнила?”. Парни были родом из Лимерика и вообще-то ожидали, что перед ними появится хорошо одетая, сексапильная девушка. Они не были похожи на парней, которых я видела в своей повседневной жизни. И даже сейчас мне кажется, что в душе они намного моложе, чем кажутся на первый взгляд. Ведь парни взрослеют гораздо позже, чем девушки, поэтому мне всегда было трудно общаться с парнями моего возраста.

Во время первого тура Cranberries, мне пришлось испытать не мало неприятных минут, так как среди всего тех. персонала группы и других участников группы не было девушек, мне было очень трудно найти общий язык с парнями. Короче говоря, первый год выдался очень тяжелым. В конце концов, все происходящее было выше моих сил, у меня началась жуткая депрессия, осложненная болезнью. В результате чего, я провела на койке около двух недель.

Мне пришлось пройти через многое, начиная с побега из дома и заканчивая нервотрепкой от давления музыкальной прессы и проблемами в дороге. Я никогда не знала кто мне настоящий друг, потому что все в сфере шоубизнеса воспринимают тебя как артиста, как звезду. Я не могла мириться с этим, хотя должна была контролировать себя, иначе, в последствие мне светила псих. лечебница. И кем бы вы ни были, пока вы в шоубизнесе, у вас должны быть стальные нервы и ум. Одного таланта недостаточно.

Кроме всего прочего, мне не нравилось, как я выгляжу на сцене. С вокалом все было в порядке, но меня раздражало, когда люди обращали внимание на мою внешность. В Ирландии, вы можете петь, сидя на глазах у публики, которая будет рада слышать вас, даже не зная вас. Никого не волнует, как вы одеты. Но, войдя в Cranberries, начала замечать, что люди с неодобрением отнятся к моему стилю одежды. Когда мы первый раз приехали в Лондон, все сразу возмутились тем, как я веду себя на сцене. Поучали тому, что всегда надо стоять лицом к публике. Я же считала иначе, и хотела двигаться по сцене так, как считала верным. Так продолжалось около двух лет, а тем временем, журналисты видели во мне глупую девчонку-католичку и всячески пытались “облить меня грязью”.

Я не сомневалась в том, что могу петь, но совершенно не представляла вести себя на сцене. Поэтому они критиковали меня. Особенно пытались мне “насолить” британские журналисты, пытаясь вывести меня в свет полной дурой. В Америке пресса гораздо объективнее.
Я знала, что могу петь гораздо лучше, чем многие другие певицы, но их почитали, у них была популярность, которую, однако, они приобрели успешно снимаясь обнаженными налево и направо, и рекламируя себя везде, где это возможно. Безусловно, они все были уверены в себе, но не имели вокала, у меня же все было наоборот и в конечном счете все стало на свои места, ведь правда была за мной, а правду не спрячешь.

Проблема вот в чем: женщину всегда хотят видеть красивой и неотразимой, а я тогда не обращала на это внимания. А журналисты, в свою очередь, постоянно пытались спровоцировать меня на разговор о моей внешности. Однако, я не желала разговаривать об этом, просто не была готова, и потом, ведь прежде всего я музыкант, так почему я должна быть неотразима, как богиня в свои 18 лет. Вообще-то я увидела в себе женщину только во время первого турне по Америке, когда начала получать огромные букеты цветов и парни говорили мне о том, как я великолепна и что они по уши влюблены в меня. Я стала понимать: “Смотри-ка, а ведь не такая я уж и уродливая свинья!”. Полагаю, в детстве я была некрасива, и не пыталась выдать себя за красотку, и сейчас вспоминаю, что многие из тех девчонок, которые считали себя совершенством, в действительности ничего особенного из себя не представляли.

Женщины, комплексующие из-за того, что они недостаточно стройны, не должны “убиваться” по этому поводу, ведь у людей, смеющихся над ними, полно своих собственных недостатков. Сейчас, я всячески меняю свою внешность и отношусь к этому с юмором. А на утверждение, что женщина должна быть сексапильной, мне как-то наплевать. Тогда, как другие люди часто дуются, говоря: “Воспринимайте меня всерьез”, мне больше по душе такие слова: “Парни, приколись! Эй, зацените мой прикид!” Я нахожу это смешным.

На сцене так гораздо круче, ведь не могу же я выступать на публике в прямой юбке и на каблуках, хотя бывает, я подхожу к публике достаточно близко, и какой-нибудь парень начинает пристально вглядываться мне в глаза и пытается до меня дотронуться, тогда я просто смеюсь над ним. Это бывает не так часто, но мне это нравится, потому что это значит, что поклонники имеют ко мне уважение. Они приходят для того чтобы слушать, то, что я хочу им сказать, а не глядеть на меня, как на объект их сексуальных фантазий, тем более, я не даю для этого повода. Но я знаю что, чем больше мы будем выступать, тем у нас больше будет наших новых поклонников, но уже других. Они будут покупать наши альбомы, только потому, что мы крутая, модная группа, а я – клевая телка.

B до сих пор, все, чего мы добились, было только благодаря музыке, никаких обнаженных грудей и задниц не было, мы не группа с девочкой-фронтменшой. И если даже, я была бы мужчиной, в корне это ничего бы не меняло. Все творчество построено на человеческих эмоциях и чувствах, пол человека не важен. Тем не менее, полагаю, что сейчас не так уж и много певиц, которые могут петь, показывая свои реальные эмоции. Не факт, что пишу текста и пою я с женской точки зрения, потому что я женщина и знаю как трудно ей быть в определенные моменты жизни, но, также не факт, что мужчины имеют непосредственное отношение к моему творчеству и текстам песен, в частности.

Мне всегда симпатизировали женщины типа Эни Леннокс [Annie Lennox] и Шинед ОКоннер [Sinead O'Connor], они никогда не пользовались красотой своей внешности для карьеры, они хотели донести до людей свою точку зрения, показывали себя с правдивой стороны, не боясь и нарушая общепринятые принципы, в конце-концов, они пришли не просто так и никогда не говорили: “Взгляните на мою грудь! Ну, разве я не великолепна! Купите мой альбом!”. В этом деле очень важно иметь весточку, послание к людям. С времен моего детства я верю, что рождена на этой Земле, чтобы петь и нести в своих песнях послание. Я могу точно сказать, что это именно, но всегда это чувствую. Иногда бывает, мы смотрим со стороны на наш мир со всеми его проблемами, и в тоже время сходим с ума из-за наших жирных ляшек, это же глупо.

Когда я думаю о тех, изнасилованных в Боснии женщинах, мне хочется сделать все что в моих силах, чтобы этого нигде больше не повторилось. Изнасилование – жесточайшее из преступлений. Если вас подстрелили или же вы на грани смерти, быть может, вы сможете это пережить, но изнасилование никогда, оно разрушит вашу психику и останется в вашей памяти до конца ваших дней. Иногда мне приходится это выносить, однако, пока я не хочу об этом говорить, время придет. Как, женщине, мне немного страшновато и не хочется говорить о некоторых вещах, потому что это вызывет большую и лживую шумиху по всему миру, после чего могут возникнуть большие проблемы. Не секрет, что женщина очень беззащитна, но с возрастом в ней появляется некая уверенность в себе и она уже может постоять за себя. Вы не должны сильно судить себя, если конечно вы не идете по ложному пути.

Быть может настанет день, и мы сможем сыграть настоящий хит или что-то типа того [через несколько месяцев в свет выйдет Зомби]. Я верю, у меня есть талант и стану знаменитой, я могу писать песни и в некоторых случаях хиты, могу сказать что-нибудь прессе, которая заставляет людей думать. Иногда, правда, пресса очень мешает – мешает мне воплотить в жизнь, то что я задумала. Но, буду надеятся, настанет день, когда у меня будет реальная возможность прийти кому-то на помощь. Я хочу помочь любым способом, так как действительно симпатизирую женской личности на протяжении уже долгого времени. Мне кажется, каждая женщина великолепна по-своему. Женщины очень красивы и эмоционально открыты, мы можем нести в себе человеческую жизнь – это великолепно, но этого недостаточно. Когда начинается война, в мужчине просыпается сила и инстинкт убийцы и вы можете год от года наблюдать эту картину. Женщина дает жизнь, а мужчины ее забирают. Я знаю, что возможно, феминисты не согласятся со мной, но я верю в человеческие инстинкты. Гастролируя по всему миру, я нашла ответы на многие вопросы.

Но, несмотря на все, не думаю, что смогла бы что-то сделать без поддержки моего парня. Это правда, мы всегда нуждаемся в ком-то, кто будет вас любить и всегда вас поймет, это помогает уверено шагать по этой земле. Мой бойфренд знает меня не как Долорес из Cranberries, а такой какая я есть на самом деле, и если бы у меня не было бы его, то я запросто бы могла превратится в маленькую эгоистку-засранку. После долгих гастролей, когда все время приходится быть звездой, действительно необходимо немного пожить нормальной жизнью.

И я решила, что Cranberries отныне не будут смыслом всей моей жизни, ведь я и для себя должна пожить. С этого момента группа отходит на второй план. Последние четыре года я посвятила исключительно группе, понимаю, что к чему, и уже могу держать себя в руках. Я потратила много времени и сил, чтобы стать той, кем сейчас являюсь, часто чувствовала себя полным дерьмом и говорила себе: “Пой, не кого же не волнует что ты чувствуешь, просто пой!” Мне пришлось покинуть мою семью, уйти из дома, доказывая им свою правоту. И вот я доказала, но уверена, что возможно мне есть еще что сказать.

В конце-концов, мне всего 22 года!

Случайные записи



Количество просмотров - 2,565 раз | Версия для печати Версия для печати
Опубликовано 29.01.2010 в категории Статьи | Нет комментариев
Cтатью разместил Dess


Оставьте комментарий