Другие Разделы

     Назад в главное меню

 

     Группа
     Биография
     Награды и номинации

 

     Видео
     Аудио
     Мультимедиа
     Галерея

 

     Лирика
     Перевод лирики
     Смысл песен
     Аккорды
     Мифические песни

 

     Дискография
     Видеография
     Сканы дисков
     Список всех песен

 

     Статьи
     Концерты
     Официальные письма
     Анекдоты

 

     Форум
     Гостевая
     Исповедь
     Ссылки
     Создатели
     Карта

 

     Log in

Другие Разделы

3 Младенца, Альбом и Куча Клюквы (12/2001)


Источник: Ровесник (12.2001)
Автор: Наталия Экономцева

Минувший год The Cranberries провели в родильной горячке. В январе 2001-го у Долорес О’Райордан родилась дочка Молли. Потом у гитариста Ноэла Хогена родилась дочка Софии. Потом у Майка Хогена родился сын Джейми Патрик. Беременная женщина и двое беременных мужчин в одной студии – на это стоило бы посмотреть. Сами The Cranberries говорят, что появление детей помогло им вырваться их безумного графика гастролей и наконец-то взглянуть на реальную жизнь собственными глазами. По результатам наблюдений за реальной жизнью и растущими животами The Cranberries записали альбом «Wake Up & Smell The Coffee», который получился очень мягким и мелодичным. Видимо, чтобы тревожить младенцев. А о прежней ярости прежних The Cranberriesнапоминает только песня «Salvation» в версии «live in Paris».

Долорес: «Wake Up & Smell The Coffee» – очень оптимистичный альбом. Давно мы не писали таких мелодичных, приятных и в то же время глубоких песен.

- И еще он гораздо мягче, чем предыдущие. Это связано с появление на свет всех ваших детей?»

Долорес: Да, наверное. Первую половину альбома мы записывали, кода я была еще беременна, а вторую – когда я кормила Молли грудью. И сначала все надо мной смеялись, потому что я с трудом протискивалась в студию, а потом – потому что металась между пением и кормлением. Весело мне было. В этот раз я даже выступала во время беременности. Когда мне было семнадцать, я попала на концерт беременной Шинейд О’Коннор, которая старше меня лет на шесть-семь. И тогда все мои друзья шушукались: «Ой, смотрите, она и правда ждет ребенка». Некоторые говорили, что «она ненормальная». Но мне еще тогда показалось, что это клево, и я решила сама попробовать. Правда, мои танцы были больше похожи на брачные пляски пингвинов, но мне все равно понравилось. Вообще, все прошло очень спокойно и приятно. Это уже не первый альбом и не первый ребенок. Когда родился мой страший сын Тейлор, я даже половину гастролей отменила, потому что не могла находиться от него слишком далеко. В Германии выступать могла, а в Австралии – нет: слишком далеко.

- Но во время ближайшего тура The Cranberries доберутся до Австралии?

Долорес: Непременно, хотя раньше я бы этого не сделала. Но, по большому счету, десять лет назад мы бы и не написали ничего подобного. К примеру, песня «I’ll Never Grow Old». Десять лет назад ее, в принципе, не могло быть, потому что, во-первых, тогда я вообще не думала о старости, а во-вторых, такую песню может написать только по-настоящему взрослый и опытный человек

- Тебе недавно исполнилось тридцать?

Долорес: Да, и я не делаю из этого секрета.

- А ты не рано задумалась о старости?

Долорес: Видимо, я задумалась об этом, потому что становлюсь взрослее. Когда мы выпускали первый альбом, мне не было и двадцати. Даже пять лет назад я была комком нервов с вечно разбитым сердцем и кучей проблем, как у тинэйджеров.

- Странно, что пять лет назад ты была комком нервов. Ведь это был пик карьеры The Cranberries, Америка лежала у ваших ног, да и Европа тоже. Вы должны были быть всем довольны.

Долорес: Дело как раз в том, что мы прославились очень рано. А когда ты знаменит, кажется, что ты гениален, все вокруг тебя любят и мир прекрасен, но потом ты вдруг записываешь неудачную песню, и все от тебя отворачиваются. Ты понимаешь, что всем на тебя плевать, и впадаешь в депрессию. В это мире все или очень хорошо, или очень плохо, черное или белое, полутонов не бывает. У меня потрясающая профессия, но музыканту очень легко уверить себя в том, что музыка – это вся его жизнь. На самом деле это совсем не так. Сейчас я отлично понимаю, что музыка – это только часть моей жизни. После успеха «Zombie» от нас ждали очень многого, и мы из кожи вон лезли, чтобы оправдать звание гениальной молодой группы. И потом, перед выходом каждого следующего альбома у меня вечно спрашивали: «На этом диске есть «Zombie»? Я все время удивлялась: «А зачем? Заем вам нужно, чтобы на наших дисках были одни и те же песни? Если у вас есть красивое платье, зачем вам второе точно такое же? Может, лучше другое?» И какое-то время нам было очень сложно, потому что люди вокруг не понимали нас, а мы не понимали их. Сложно справиться с известностью. Например, приходишь куда-нибудь, и все вокруг впадают в экстаз и крича: «Смотрите! Это Долорес», и после этого многие знаменитости впадают в экстаз от самих себя. Не потому, что они слабые, а потому, что сложно этого избежать

- Ты с этим справилась?

Долорес: Думаю, что да. В моей жизни был поворотный момент, о котором я не хочу говорить подобно, но после этого события я не поняла, что моя настоящая жизнь – это родные, друзья. Словом, те люди, которые остаются со мной, когда блестящая мишура заканчивается. Я какое-то время не поддерживала отношения с близкими, но сейчас блудная дочь вернулась.

- Что на это сказали счастливые родственники?

Долорес: Многие говорили: «Мы думали, ты не доживешь до тридцати».

- А они весельчаки!

Долорес: Да я и сама не думала, что доживу. Тот, кто прославился молодым, неожиданно получает кучу денег и возможность творить что заблагорассудится. В итоге он садится на наркотики, становится алкоголиком, сходит с ума и склеивает ласты. Многие думают, будто наркотики помогают совладать с безумным миром знаменитостей, но это не так. Наркотики только разрушают тебя. У нас сумасшедшая жизнь, но мы научились от нее отдыхать. После записи нескольких альбомов мы устали от музыки, перегорели. И только переход на новый уровень позволил нам вернуться и начать все сначала.

- А что помогло перейти на новый уровень?

Долорес: Наверное, время. Мы стали старше и мудрее. Сейчас я понимаю, что тинэйджеры не видят всей красоты жизни, она открывается позднее. Десять лет назад меня больше всего раздражала собственная внешность. Когда нас начали показывать телевизионные каналы, я неожиданно увидела себя со стороны, так, как меня видят другие. И пришла в ужас. Меня постоянно мучали мысли о том, как в данный момент выглядит мое лицо и красивые ли у меня ноги. Утром я первым делом хватала модные журналы и выдумывала себе какие-нибудь умопомрачительные прически и туалеты. Если в каком-то журнале писали, будто фасон юбки, в которой я пела накануне, вышел из моды, это для меня была трагедия. Желание выглядеть модной и сексуальной может превратить жизнь женщины в ад. Но сейчас я уже не так беспокоюсь о мелочах. Главное, чтобы у женщины было спокойно на душе. Поэтому в пролом году я смогла выступать толстая и беременная, и меня совершенно не волновало, как я выгляжу.

Случайные записи



Количество просмотров - 1,963 раз | Версия для печати Версия для печати
Опубликовано 29.01.2010 в категории Статьи | Нет комментариев
Cтатью разместил Dess


Оставьте комментарий